Главная » Статьи » О врачевании

О врачевании словом

Дзекунов Виктор Николаевич Украина, г. Ильичевск, Школа Лада. Dzekunov Viktor Nikolaevich Ukraine, Iliychevsk.

 

Можно ли излечивать болезни тела человека умело выстроенной речью?

Я имею в виду, самые настоящие болезни. Такие, к примеру, как ревматоидный артрит, системная красная волчанка, бронхиальная астма, новообразования в молочной железе или экзема.

При применении целостного подхода, то есть подхода, в котором тело не рассматривается отдельно от сознания, а является его продолжением, такая возможность есть.

Что значит, тело, как продолжение сознания? Сознание здесь тонкоматериальная среда со своими наполнениями. Наполнения – это образы, хранящиеся в памяти.

Что касается тела, то для понимания его как продолжения сознания, в нём необходимо выделить такую составляющую, которая по свойствам сходна с условно-вещественной тканью сознания.

Такая внутрителесная составляющая есть.

Рассредоточена она по всему объёму тела в виде горяще-парящей влаги. В медицине она называется плазмой (цитоплазма, кариоплазма, плазма крови).

В более современном звучании это энергетически насыщенная, воспарённая жидкость. В старинном звучании – это Пара.

Создаётся такая составляющая тела в результате самого обычного метаболизма при внутриклеточном сгорании глюкозы на мембранах митохондрий. При этом выделяется тепло, благодаря которому температура наших тел – 36, 6 градусов Цельсия. Что в зимнее время на десятки градусов превышает температуру окружающей среды. Кроме этого, ещё и аккумулируется энергия в энергоёмких связях ацетилтрифосфорной кислоты, способная высвобождаться в пространстве тела при выполнении им той или иной работы.

Поэтому вполне законно, ненадуманное, а реально существующее тонкоматериальное пространство тела мы можем исследовать на предмет его управляющего действия на более плотные свои же составляющие.

Естественно, что показанная здесь составляющая человеческих тел существует только при Жизни. Она подобна пламени костра, для поддержания которого необходимы дрова. В нашем случае роль дров выполняет пища, которая в цикле биохимических реакций Кребса преобразуется в глюкозу и на мембранах митохондрий сгорает в пламени кислорода. Выделение такой среды в особую составляющую человеческого тела даёт возможность отследить связь тела с миром чувств, исходящих из Души, с мыслеобразным миром и с собственно телом.

Что касается тела, - так показываемая мной его составляющая, является не чем иным, как всё тем же телом, но находящемся в воспарённом состоянии. Все ли ткани тела пребывают в воспарённом состоянии? Естественно, нет. В целом, если посмотреть на тело, то в нём обнаруживается спектр состояний тканей от плазменного пламенения до безжизненных, отмерших его фрагментов.

В этом спектре можно увидеть миллиарды тончайших потоков тканевого и капиллярного уровня, которые не то жидкостны, не то воздушны. Так как в этих потоках тысячами литров протекает кислород сквозь тело в течение суток.

Мы можем обнаружить здесь и просто жидкостные потоки. К примеру, выпитой нами воды или выделяемой мочи.

Есть здесь и твёрдые, и в то же время текущие пространства минеральной части костной ткани. А вся наша кожа покрыта ороговевшими чешуйками эпидермиса, по сути обезвоженными и отмершими его клеточками, которые постоянно слущиваются.

Далее, для удобства, я буду использовать старинное название показываемой среды, - Пара. Выделение пары, как самостоятельной среды, связующей мир чувств Души, мир образов и мир тела вполне оправдан, прежде всего, тем, что она легко наблюдаема даже без применения технических средств. Кроме того, мои многолетние наблюдения за Парой показали, что именно на этом уровне начинает своё развитие огромное количество сценариев телесных болезней, причины которых кроются в сознании.

Почему же медико-биологическая наука до сих пор не открыла для себя такое явление как Пара? Ведь слова Пара-Жива издревле использовались в целительстве. Народ считал, что Жива-Пара животворит тело. По своей сути является телом жизни напрямую связанным с телом Души истинной или как её ещё называли в народе, души Чувствующей. Тем бессмертным началом в человеке, которое приходит с рождением и уходит в конце жизни.

Думаю, что наука даже не пыталась исследовать Пару по причине отрицания Души и сознания в человеке, как явлений самостоятельных. В итоге, медико-биологической науке пришлось выстраивать огромное количество сверхсложных концепций. А медицина при этом оказалась в состоянии кризиса.

Не в лучшем состояии оказалась и психология, особенно в той части, в которой опиралась на открытия медико-биологической науки как на основополагающие для себя. Выделение Пары, как особого пространства для исследований, пожалуй, более естественно, чем, к примеру, биохимические исследования тела, ставшие фундаментом для фармакологии, родившей то огромное количество лекарств, которыми не всегда успешно медики пытаются лечить наши тела и уж совсем безуспешно Души.

Исследование Пары не требует сложных биохимических лабораторий и технических средств. Здесь достаточно внимательного наблюдения в ходе разговора за эмоциональным состоянием человека, а так же за тем, как то или иное состояние Души проявляет себя через тело.

Сознание-чувство-тело. Тела людей схожи и всё же они все разные. Так и сознание у каждого своё, не похожее на другое, но в чём-то наблюдается одинаковость.

По ходу жизни в сознании остаются следы-отпечатки, следы хранимые памятью о былом. Следы прожитой жизни остаются и на (в) теле, сознании. Следы эти не что иное, как образы.

Их набор, качество неповторимы у двух разных людей. А потому, глядя на тело человека, прожившего несколько десятков лет практически не обнаруживается двух одинаковых телесных архитектоник. К тому же нетрудно понять, какой образ жизни он вёл. Пара чутко и точно реагирует на действия, предписываемые ей образами сознания. Особенно сильно она реагирует на всё, что значимо для Души. Чувства, исходящие от Души способны как возжечь, так и остудить пламенение и парение, а это в свою очередь проявится в миллиардах тончайше нежных воздушно-жидкосных потоков, а затем и на более медленно меняющихся телесных составляющих вплоть до перестроек в костях.

Состояния души-тела.

Когда идёт разговор с излиянием страданий Души, люди забывают о телах. Не до тела. Душа важнее. Но если не исключать из исследования тело в этот момент, видно, как оно меняется в связи с тем состоянием, которое проживает повествователь. Оно может ужаться, уменьшиться в размерах. Может, напротив, раздуться и казаться больше, чем обычно, его может перекосить в какой-то части, оно может стать гиперактивным или напротив безжизненным.

Можно отследить ещё множество вариантов чрезтелесного проявления чувственно-наполненных образов. При ведении такого наблюдения тело действительно перестаёт существовать как плоть и легко читается как пространство, способное реагировать на движения мысли. Особенно хорошо это видно у детей, чьи тела ещё не утратили живость. Но даже если тела утратили способность реагировать на движение мысли, то это так же хорошо видно, доступно для исследований и в большинстве случаев исправимо. Исправить это важно, потому как любое неизменное, застывшее пространство становится безжизненным и превращается в питательную среду для микробов.

Взаимопроникновение сред.

Слияние тела, мысли и чувства можно увидеть в любом действии человека. Но наиболее наглядно это видно в мастерски исполняемом танце.

Приведу наблюдение из театра.

Музыка и тело прим балерины были слиты воедино. Было такое ощущение, что у балерины тела нет, оно перестало быть плотью, и превратилось в движение и музыку. Танец был воздушным, грациозным, восхищающим.

Если же пошагово рассмотреть описанное зрелище, мы увидим, что кто-то создал музыку, кто-то образы движений в танце. Балерина в ходе тренировок усвоила эти образы, и её тело потекло в узорах образа танца.

Парящее тело, образы движений, музыка, приводящая Душу в трепет, - всё слито в едином движении

Исполняется это чисто, без вмешательства других образов, а потому без сбоев.

Обычные люди двигаются не так божественно, как танцующая прим балерина потому, что к их умению ходить примешивается ещё память о падениях и испытанной при этом боли, ощущение неловкости при выполнении каких- то движений, страхи, необходимость как то выглядеть…

В итоге теряется цельность, а с ней теряется красота движения.

Многообразие знаний, связанных с телом, вносит коррективы не только в движение. Как правило, коррекция эта с возрастом не улучшает качество движений, а как раз наоборот.

Ещё знания способны приводить к изменениям формы и функции, и в значительном числе случаев становятся основной причиной, как болей Души, так и болезней тела. Это когда в Душе нет Лада, а в движениях согласованности.

Тело человека удивительное творение. Удивительным в нём является, прежде всего, то, что оно не может не выполнить посылы, направленные в него из сознания. Если же оно не выполняет какой-то посыл, который вы предлагаете ему прямо сейчас, значит, оно выполняет научение, поступившие несколько раньше. А вы или забыли его отменить, или у вас не хватило сил или умения это сделать, или вы считали вредное знание полезным. Быть может, вы даже не предполагали, что с усвоенными знаниями можно и нужно что-то делать. Речь.

При помощи речи мы общаемся. Словами и словосочетаниями мы передаём друг другу знания, словами мы способны передавать образы. К примеру, у Пушкина А. С.: «Мороз и солнце, день чудесный…»

За словами легко читается, или точнее узнаётся образ чудесного, солнечного, морозного дня. У каждого свой собственный образ именно он отзывается на звучание пушкинских строк. Его владелец может в деталях прорисовать и сам день, и то состояние души, которое он испытал, проживая этот день. И это состояние души легко читается в оттенках интонаций.

Вот то главное, за чем нужно следить при выстраивании оздоравливающей беседы. Оттенки интонаций и смысловые наполнение повествования – именно с ними ведётся работа, направленная на оздоровление.

Выстраивание беседы, способной излечивать болезни.

Выстраивание такой беседы – это искусство перехода из сложности в простоту, из «умности» в трезвую животворящую сердечность.

В этой работе необходимо понимать, что «тонкое» правит «грубым». Применительно к человеку это значит, что мысль правит плотью.

Управление это можно описать следующей цепочкой: образ-чувство-пара-плоть.

Наиболее сильными с точки зрения изменений в теле, в этой цепочке, являются звенья, расположенные в середине. Это чувства-пара.

В паре всегда происходят изменения, обусловленные состояниями Души (чувствами). А поскольку она является наиболее тонкой (управляющей) частью миллиардов тончайших воздушно-жидкостных потоков, то любые изменения состояний Души приводят к изменениям в этой ещё очень тонкой, но уже плоти.

Чувство через пару структурирует тонкую потоковую часть, что в свою очередь приводит к большому числу возможных, чисто тканевых изменений. Что касается образов сознания, то здесь важно понимать, что однажды созданный или усвоенный образ становится явлением вневременным, то есть явлением, на которое не действует время.

Естественно, это относится не ко всем образам, а только к тем, которые оказывались значимыми по ходу жизни человека.

Значимость обусловлена либо пережитой сильной болью, либо сильными чувствами, неважно какого качества: восхищенного, страдательного, разрушительного или угнетённого. Важно, что чувство было сильным и не отпущено.

Образ, в котором «законсервировано» чувство, устойчив во времени и постоянно действует управляюще, как на поведение человека, так и на пару, приводя к тем или иным изменениям в состоянии здоровья.

Примечательно здесь также то, что образ, в котором хранится память о телесном или душевном страдании, как бы забывается. Я не случайно написал как бы. На самом деле, он не только не забывается, но активен и выполняет работу стража, хранящего от попадания в ситуацию, могущую привести к подобной боли вновь.

К примеру, для изнасилованной девушки, все мужчины являются потенциальной опасностью. И она к ним относится гораздо более настороженно, чем девушка, не пережившая подобную беду.

Так вот, не смотря на то, что образ активен, доступ в него перекрыт.

В ряде случаев это происходит от того, что человек боится вновь пережить былую боль. Не понимает, что её можно отпустить, потому, что либо не знает, как это сделать, либо в его сознании есть ещё ряд образов, запрещающих открыть образ основной боли и испустить из него то «нечто», что держит боль.

«Нечто» - это либо обиды, либо злые обиды, либо скорбь по поводу умерших близких, либо разочарование от предательства, либо страхи и тому подобное.

Не всегда чувства негативные. Иногда держит былое величие, яркие и трепетные былые чувства. Приведу такой пример. Девушка вышла замуж, родила ребёнка. У неё хороший муж, которого она любит. Но в постели, каждый раз из памяти приходит мужчина, с которым она встречалась до замужества, а он в любовных играх был гораздо более ярким и восхищающим.

Не смотря на то, что образ был позитивно окрашен, он явно мешал её счастью.

В ходе беседы врачующий, в первую очередь, отслеживает чувственную сторону у своего подопечного. Читается это в изменениях интонаций голоса и в изменениях качества взора. Ведь глаза это не только орган смотрения, но и зеркало Души. Изменившаяся интонация, вспышка страха в глазах или к примеру, потухший взор, это такая мелочь, это вообще ничто по сравнению с лабораторно-инструментальным медицинским обследованием, теми затратами и тем трудом, ценой которого был получен документ, скрепленный печатью и подписями. Документ с диагнозами. Документ с неоспоримыми шагами-действиями, обосновывающими диагноз. Но эта мелочь, как показывает мой опыт работы, нередко перевешивает все доводы медицины о невозможности и неизлечимости. Наверное, потому, что этой мелочью оказывается сам человек, у которого что-то перепуталось в программах телесного жизнетворения. И очень часто достаточно несколько умело выстроенных бесед, чтобы здоровье восстановилось.

Именно на этом уровне, то есть на уровне понимания человека как носителя сознания, имеющего душу, в медико-биологической науке прореха. В ней не предусмотрены знания о Душе и о сознании. А посему мед. работники не владеют даже элементарными навыками работы с этой составляющей человека.

К тому же чувство и мысль аппаратно-лабораторными методами не определишь.

Для оздоравливающей речевой работы так же важно понимать, что как образ, так и чувство вещественны или иным словом материальны, и что с веществом, из которого состоит мыслеобраз, можно выполнять действия. Ничего нового я здесь не придумал. Мы и так постоянно выполняем какие-то действия с мыслеобразами в ходе умственной работы. Хотя, если быть более точным, в какой-то части я хозяин своим мыслеобразам, и они подвластны мне, а в какой-то другой части правят они, и я чаще всего, не понимаю, как это происходит. Но, это не столь важно, так как любой, даже очень сильный и сложный образ можно разделить на посильные для работы составляющие.

Общие правила построения беседы.

В ходе построения беседы можно выделить несколько условных разделов.

Первая – это работа с защитами. Как я уже писал раньше, однажды пережитая боль телесная и особенно боль Души остается в памяти в виде образа этой боли. Разворошить память боли – это почти всегда воскресить саму боль. А потому, как только вы приближаетесь к ней, человек неосознанно начинает защищаться. Этот первый слой образов – образы защит необходимо рассмотреть и проговорить. Их активность уходит, как только они становятся видимыми и понятыми.

Следующая составляющая – чувственная. Как только вы попадаете в этот в этот слой, нередко человек, которому оказывают помощь, начинает плакать, меняться в лице. Находясь в этом чувственно нагруженном слое памяти направление действий – освобождение от просящихся наружу чувств.

Следующая составляющая – обнаружение и нейтрализация телесно фиксированных следов памяти. Производится это путем просмотра внутренним взором тканей тела в момент ведения беседы. Иными словами, нужно попросить пациента прислушаться к ощущениям в нездоровом участке тела и удерживать свое внимание на нем, проговаривая при этом изменения ощущений, которые там начнут происходить.

Как правило, боли или неуюты в просматриваемом месте исчезают. Такое происходит обязательно, если к внутреннему взору не примешиваются негативные чувства.

Затем ведётся проработка понятий, из-за которых возникло то или иное чувство. Этот этап можно назвать снятием замороченности. Остаётся самый главный вопрос. Что же лечит в ходе беседы? Что является тем лекарством, благодаря которому уходит болезнь?

Для меня это тайна. Возможно потому, что я еще не до конца свободен от понимания устроения человека, заложенного в мое сознание медицинским образованием. И мне, как человеку образованному, не хочется потерять те опоры из знаний, над созданием которых работали тысячи и тысячи ученых. Хотя, с другой стороны, мне совершенно понятно, что опираться на эти знания в практиках врачевания речью, как на основной фундамент, бессмысленно. Знания от медицинского образования в этом случае можно использовать как дополнительные, но не в коем случае не основные. Разговор или, точнее, говорение в этой работе основной инструмент помощи. Слова в этом разговоре – это входы в мыслеобразные пространства. Слова-входы, они же и выходы, через которые уходит сила, удерживающая образ в активном состоянии.

Я знаю, что, если всё сделать правильно, верно выстроить беседу, на Душе становится легче. Тело перестраивается, становится подвижным и живым, болезнь уходит.

Подробнее с методологией врачевания речью можно познакомиться в статьях на сайте: www.vrachevanie.com, а также в книгах: «Безмедикаментозный способ лечения опухолей на примере мастопатий» и «Правка головы» В.Н. Дзекунова.

Литература:

Дзекунов В.Н. Правка головы.// В.Н. Дзекунов. - Ялта: Изд-во «Филантроп», 2012. – 49 с.

Дзекунов В.Н. Безмедикаментозный способ лечения опухолей на примере мастопатий.// В.Н. Дзекунов. – Екатеринбург: Изд-во «Филантроп», 2007. – 27 с.

Категория: О врачевании | Добавил: VD_master (27.09.2014)
Просмотров: 690 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Создание сайта, Одесса